60-70-е годы XIX века стали важным этапом в истории русско-осетинских отношений. Русская пограничная линия была приближена к Осетии, началось переселение осетин в урочище Моздок, где была основана крепость. Решающим фактором активизации русско-осетинских отношений стал Кучук-Кайнарджийский договор 1774 года, по которому Россия добилась признания подданства Кабарды. Был поставлен вопрос о присоединении Осетии к России и начат переговорный процесс.

В ходе переговоров появилась идея основания крепости в Осетии. В «Докладе астраханского губернатора П.Н. Кречетникова Екатерине II с описанием внутреннего устройства Осетии и предложениями экономического и политического освоения края» от 24 апреля 1775 года было предложено основать укрепление с «довольными обширностями» на берегу Терека у Эльхотовских ворот. Строительство крепости губернатор расценивал как средство оптимизации русско-кавказских отношений:

«сей же город лежит в самом сердце гор, прикрывает Малую Кабарду от Большой, и делает лучшую дорогу в Грузию, то и неоспоримо, что Малая Кабарда будет совсем в наших руках. Да и Большая в лучшее по соседству обуздание неминуемо придет, тогда ближний способ возымеем и о Грузии помыслить, как ей быть, и от терпимых ею несносных от разных народов разорений охранить, ибо от Татартупа до Меретинских границ только два дня езды».

Будущий город виделся Кречетникову и торговым центром Северного Кавказа, он предлагал:

«… оной город сделать знаменитым и устроить надежным укреплением и тем себя утвердить, и завесть торги, коим удовольствием народ тамошний обольстить разными привозимыми изобилиями, чрез что они и успокоиться могут».

Он считал, что новый город принесет России «великую славу и пользу государственную».

Однако основать крепость – символ своей власти на Центральном Кавказе - российское правительство решилось только в 1783 году после заключения Георгиевского трактата. Осетинские старшины считали, что крепость должна была располагаться у входа в Дарьяльское ущелье и обеспечивать безопасность движения на дороге через Главный Кавказский хребет. Позднее их поддержал кахетинский царь Ираклий II.

Реализация проекта была возложена на командующего войсками Кавказской линии П.С. Потемкина. Дарьяльское ущелье находилось в значительном отдалении от Кавказской военно-пограничной линии и русских войск, что побудило командующего пересмотреть вопрос о месте возведения крепости. Он остановил свой выбор на Эльхотовском урочище, где и была заложена крепость, названная в честь Григория Потемкина-Таврического «Потемкинской». Ставился вопрос о строительстве крепости в районе осетинского селения Дзуарикау, жители которого были привержены к христианству и лояльны к российской власти. К тому же в этом месте были обнаружены залежи руды. Тогда же началось строительство укреплений по реке Камбилеевке и недалеко от Моздока на правом берегу Терека. Но дорога от Моздока до Тифлиса оставалась незащищенной, поэтому осетинские старшины и Ираклий II продолжали настаивать на необходимости строительства городка у входа в Дарьяльское ущелье.

Учитывая эти ходатайства, а также собственные интересы, российское правительство решило построить крепость в предверии Дарьяльского ущелья, что было подтверждено Указом Екатерины II. 10 марта 1784 года отряд под командованием генерала Толмачева в составе трех батальонов пехоты, 600 казаков и 8 орудий переправился на правый берег Терека и стал у входа в Дарьяльское ущелье, а 12 марта по распоряжению Толмачева было заложено укрепление, названное Владикавказом. Были соблюдены традиционные церемонии – парад войск и артиллерийский салют, а на следующий день начались строительные работы, завершившиеся в середине апреля. По описанию В.А. Потто, «29 апреля Селенгинский пехотный полк и два егерских батальона с артиллерией, под общим начальством полковника Нагеля выступили из Моздока к Григориополисскому редуту. К нему присоединились еще 70 Гребенских и 70 Семейных казаков, находившихся в Моздоке для содержания форпостов. Казаки пошли в авангарде и держали боковые цепи, дабы оградить отряд от возможного нападения со стороны Чечни или кабардинцев. Кругом царило однако полное спокойствие, и отряд, дойдя до осетинского селения Зауров, остановился у входа в Кавказские теснины. Здесь, 6 мая 1784 года, после торжественного молебствия с водоосвящением, при громе русских пушек заложено четвертое, последнее укрепление (первыми тремя были Григориополисское в Малой Кабарде, Камбилеевское и Потемкинское – З.К.), названное Владикавказом, в знак нашего владычества над Кавказскими горами. Крепость сравнительно была большая, вооруженная 12 орудиями, и по повелению императрицы Екатерины II в ней воздвигнута первая православная церковь».

В конце XVIII века осложнилась военно-политическая обстановка. Успехи России на Кавказе вызвали негативную реакцию Турции и Ирана. В 1786 году Турция открыто готовилась к войне. Россия вынуждена была пойти на уступки – были снесены все четыре укрепления, а находившиеся в них воинские части были выведены на Кавказскую линию.

Но, как известно, это не помогло избежать войны, и только после ее окончания и подписания в 1791 году Ясского договора победившая Россия смогла вернуться к вопросу о крепостях. В 1793 году стала восстанавливаться вся линия укреплений от Моздока до Дарьяла. Владикавказская крепость была восстановлена у осетинского аула Дзауджикау. В 1804 году Владикавказский разрозненный гарнизон был преобразован во Владикавказский гарнизонный батальон, командир которого одновременно являлся и комендантом крепости. По описанию современников крепость имела вид четырехугольного редута с бастионами, на каждом из них располагалось по полевому орудию. Она была окружена рвом и земляным бруствером. Гарнизон в то время состоял из строительного отряда корпуса инженеров путей сообщения, команды артиллеристов и пехотного полка; его командир одновременно являлся и комендантом крепости. В подчинении у него был Донской казачий полк, расположенный за крепостью в особых казармах, обнесенных плетневым забором. Внутри крепости находились каменная церковь, деревянные казармы с обширным госпиталем и офицерскими домами. Между Тереком и крепостью находился форштадт, разделенный на две части, в одной из которых располагались казармы роты строителей и дома женатых солдат, а в другой – около 30 осетинских семей.

В 1830-х годах крепость имела осетинские поселения на двух форштадтах: на южном – Ирыкау, а на западном, на левом берегу Терека – аул Тулатовых, выходцев из Кобанского ущелья, основанный в 1825 году. В 1847 году он был удален из крепости, а на его месте основана Владикавказская казачья станица.

В 1837 году крепость имела вид бастионной сомкнутой цитадели, вооруженной семью орудиями разного калибра и вмещала две роты гарнизона. В 1840 году началось преобразование крепости. Был усилен ее гарнизон. Он состоял из 77-го Тенгинского, 78-го Навагинского, Виленского егерского полка, 6, 7 и 8-го Кавказских линейных полков и артиллерийской команды. Новое местонахождение крепости считалось более удачным в военно-стратегическом отношении. Впоследствие она неоднократно подвергалась преобразованиям. К середине XIX века Владикавказская крепость имела довольно сложную структуру. Она включала собственно цитадель, старый и новый форштадты, штаб-квартиры военных команд, станицу Владикавказского казачьего полка, штаб-квартиру Тенгинского пехотного полка, расквартированного здесь в 1846 году. Границы крепости были значительно расширены, она имела каменную стену с башнями и бойницами.

Крепость обеспечивала сообщение с Закавказьем по Военно-Грузинской дороге и была важнейшим звеном в системе пограничных укреплений Кавказской линии. К 50-м годам XIX века Владикавказская крепость претерпела значительные изменения: расширение границ, увеличение численности населения, развитие торговли, промышленности и бытовой культуры ее обитателей. Преобразование крепости в город исследователи связывают с именем наместника А.И. Барятинского. Но впервые эта идея была выдвинута его предшественником М.С. Воронцовым. В августе 1852 года к нему обратился с докладной запиской начальник Военно-Осетинского округа комендант крепости генерал барон И.А. Вревский. Он сообщал о значительном увеличении торгового оборота и указывал на его несоответствие мизерным сборам, взимаемым с торгующих в крепости купцов. Воронцов поручил управляющему гражданской частью Ставропольской губернии, которой подчинялась Владикавказская крепость по гражданским делам, генералу Завадовскому увеличить размеры гильдейских пошлин. Но, как выяснилось, по существующим законам денежные сборы допускались только в городах, а в крепости, к тому же находящейся за карантинной линией, предписывалась даже беспошлинная торговля. Поэтому в январе 1853 года М.С. Воронцов писал Завадовскому: «Находя полезным возвести Владикавказ на степень города в видах лучшего устройства в нем общественного хозяйства, я, для предварительного испрошения на это высочайшего соизволения, покорнейше прошу … сообщить мне соображения ваши: каким бы образом полагали вы возможным учредить этот новый город в административном порядке. Какое бы вы думали дать ему внутренне управление (принять во внимание как военное положение, так и безуездность его) … одним словом, прошу вас сообщить мне проект тех оснований, на коих бы вы полагали устроить Владикавказ как город … прошу вас сообщить мне сведения о величине населения, положении промышленности, оборот торговых капиталов, примерную ценность обывательских недвижимых имуществ, примерный баланс городских доходов и расходов и пр.». Вскоре М.С. Воронцов ушел с поста наместника, а А.И. Барятинский через несколько лет вернулся к этому вопросу. В феврале 1858 года он потребовал от ставропольского губернатора те же сведения, которые запрашивал в свое время Воронцов. А.И. Барятинский тоже не получил этих сведений, поэтому отправил чиновника своей канцелярии Ю.Я. Рудаковского во Владикавказ с целью сбора необходимых данных. Он описал внешний вид, хозяйственные занятия, дал численную, сословную, этническую характеристику населения и пр. На основе этих материалов был составлен проект преобразования крепости в город и «Положение о городе», включавшее 94 параграфа. Проект был представлен для обсуждения кавказской администрации. Активное участие в нем принял генерал, командующий армией Левого крыла Н.Н. Евдокимов. Он решительно высказался против подчинения будущего города ставропольскому губернатору, а также предложил не включать в состав города жителей Осетинского аула, переселить казаков из Владикавказской станицы в Камбилеевскую и Сунженскую, а освободившуюся площадь причислить к городу; поселить во Владикавказе 30-40 дворов немецких колонистов, которые бы распространяли свои методы сельского хозяйства.

В 1859 году после окончания Кавказской войны проект был направлен в Петербург. А.И. Барятинский в своем отношении Председателю Кавказского комитета писал: «По мере успехов нашего оружия в крепости Владикавказ начала быстро развиваться торговля, привлекшая туда как из Закавказского края, так и из внутренних губерний России разного звания промышленных людей. Находя для себя выгоды свободной торговли, они стали обзаводиться в крепости оседлостью, строя там лавки, заводы и другие промышленные заведения… Чтобы изменить к лучшему положение окружающих Владикавказ покорных нам горских народов, необходимо привлечь к Владикавказскому рынку новые капиталы, которые произведут именно это благодетельное действие, какое всегда и везде являла правильная торговля. Выгодно вознагражденный труд усилит их деятельность. Невозделанные ныне поля их обратятся в богатые нивы. Скотоводство и вообще все отрасли сельского их хозяйства поднимутся. Избыток произведений труда инородцев еще более убедит их в преимуществах мирной жизни…».

Император Александр II одобрил идею А.И. Барятинского и 31 марта 1860 года подписал Указ Правительствующего Сената о преобразовании крепости Владикавказ в город, в котором подчеркивалось: «В видах развития на Кавказе торговли и промышленности и водворения начал мирной гражданской жизни между покорными горскими племенами, признав полезным, согласно представлению нашего наместника Кавказского, обратить находящуюся на Военно-Грузинской дороге из России в Закавказье, впереди главного хребта Кавказских гор, крепость Владикавказ с прилегающими к ней крепостным форштадтом в город и даровав разные льготы и преимущества лицам, желающим водвориться в сем городе». Император утвердил Положение об управлении городом Владикавказом и штат его управления, составленные наместником и рассмотренные Кавказским комитетом. Указ оговаривал право наместника во истечении трех лет вносить изменения и дополнения в «Положение…» и штат управления. Городская администрация состояла из полиции, городового суда, архитектора, врача и стряпчего.

К 1858 году численность жителей Владикавказа составляла 2. 642 человека (1500 мужчин и 1142 женщины). Военнослужащих в гарнизоне насчитывалось 4 тысячи человек, жителей Осетинского аула – 890 человек, Владикавказской станицы – 947 человек.
С образованием в 1863 году Терской области Владикавказ получил статус областного города.

 

По материалам Северо-Осетинского Центра социальных исследований ИСПИ РАН